Научный журнал
Научное обозрение. Исторические науки

СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ КУЛЬТУРНЫЙ ИМПУЛЬС В РАННЕМ БРОНЗОВОМ ВЕКЕ СРЕДНЕГО ТЕЧЕНИЯ ДЕСНЫ И ИПУТИ

Чубур А.А. 1 Шафенкова Ю.В. 1
1 ФГБОУ ВО Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского
Статья посвящена некоторым аспектам изучения культур раннего бронзового века в среднее течение рек Десна и Ипуть. На фоне более двух сотен зарегистрированных находок топоров бронзового века имеется ряд находок, не укладывающихся в местные массовые серии. На рассматриваемой территории выявлена серия находок клиновидных черешковых топоров Борисово-Лепельского типа (Новозыбковский и Суражский районы Брянской области РФ). Кроме того, в северной части Брянской области найдены втульчатые каменные ладьевидные топоры с невыразительными втулками (могильник Белынец, раскопки В.В. Кропоткина в Жуковском районе; Клетнянский, Брянский, Унечский, Суражский районы Брянской области РФ). Особо следует выделить втульчатый сверленый каменный топор с плоской спинкой, имеющий четко выделяющуюся втулку (Мглинский музей) и находящий ближайшие аналогии на территории стран Балтии. Все перечисленные находки типологически датируются ранним бронзовым веком (середина – вторая половина III тысячелетия н.э.). При этом, обозначенные типы изделий не являются характерными для так называемой Деснинской группы Среднеднепровской культуры. Они указывают на наличие культурных связей с северо-белорусским и балтийским регионами, лежащими к северу и северо-западу от Среднего течения Десны и Ипути. Характер связей предстоит уточнить. Работа выполнена при частичной поддержке РФФИ, грант 18-45-320001 Природные и социальные факторы динамики сельскохозяйственного освоения Среднего Подесенья.
ранний бронзовый век
среднеднепровская культура
культура ладьевидных топоров
топоры борисово-лепельского типа
втульчатые сверленые топоры
  • Разлуцкая А.А. Язэпенка М.I. Лысенка С.Дз., Лысенка С.С. Збор крынiц навуковых археалагiчных фонда?. Вып.1. Археалагiчныя калекцыi I.I. Арцёменкi (1956-1981 гг.). Мiнск: Беларуская навука, 2013. 224 с.
  • Лакіза В.Л. Старажытнасці позняга неаліту і ранняга перыяду бронзавага веку Беларускага Панямоння. Мінск: Беларуская навука, 2008. 343 с.
  • Риер Я.Г. Каменные топоры эпохи бронзы из Могилёвского Поднепровья // Советская археология. 1975. № 3. С. 141-147.
  • Ткач Е.С. Каменные сверленые топоры северо-запада России и Финляндии в контексте шнуровых культур Центральной и Восточной Европы // Записки Института истории материальной культуры 2019. № 20. С.74-84.
  • Lietuvos Integrali Muziej? Informacin? Sistema (LIMIS) [Электронный ресурс] URL: https://www.limis.lt/ (дата обращения 21.05.2020).
  • Nacion?l? muzeju kr?juma kopkatalogs (NMKK) [Электронный ресурс] URL: https://www.nmkk.lv/ (дата обращения 22.05.2020).
  • Государственный каталог музейного фонда Российской Федерации (Госкаталог РФ) [Электронный ресурс] URL: https://goskatalog.ru/portal/ (дата обращения 23.05.2020).
  • Крайнов Д.А. Древнейшая история Волго-окского междуречья. Фатьяновская культура, II тыс. до н э. М.: Наука, 1972. 276 c.
  • Чернявский М.М. К вопросу о разночтении материалов северобелорусской культуры в белорусской и российской историографии // Материалы и исследования по археологии России и Беларуси. Культурное взаимодействие древних сообществ конца VII-II тыс. до н.э. верховьев Западной Двины и Днепра (технологические и хозяйственные аспекты). СПб: ИИМК РАН, 2014. С. 24-29.
  • Ткач Е.С. Модели распространения культур шнуровой керамики в Верхнем Подвинье // Вестник Санкт-Петербургского университета. История. 2019. Т. 64. Вып. 2. С.621–638.
  • Зальцман Э.Б. Поселения культуры шнуровой керамики на территории Юго-Восточной Прибалтики. Материалы охранных археологических исследований. Т.14. М., Тверь, 2010. 312 с.
  • 12 Соловьев Б.С. Балановская культура (краткий историографический очерк) // Финно-угроведение. 2016. № 1 (55) С.11-18.

  • Эпоха бронзы лесной полосы СССР (Археология СССР). М.: Наука, 1987. 472 с.
  • Чубур А.А. Из истории археологии Брянской области. Вщижский перекрёсток: от Карамзина до Шинакова // Проблемы сохранения культурного наследия. Материалы международного семинара (8 декабря 2011 г., Брянск). Брянск: МПСУ, 2012. С.153-181.
  • Allentoft M., Sikora M., Sjögren K., Rasmussen S., Rasmussen M., Stenderup J., Damgaard P., Schroeder H., Ahlström T., Vinner L., Malaspinas A., Margaryan A., Higham T., Chivall D., Lynnerup N., Harvig L., Baron J., Della Casa P., Dabrowski P., Duffy P., Ebel A., Epimakhov A., Frei K., Furmanek M., Gralak T., Gromov A., Gronkiewicz S., Grupe G., Hajdu T., Jarysz R., Khartanovich V., Khokhlov A., Kiss V., Kolar J., Kriiska A., Lasak I., Longhi C., McGlynn G., Merkevicius A., Merkyte I., Metspalu M., Mkrtchyan R., Moiseyev V., Paja L., Palfi G., Pokutta D., Pospieszny ?., Price T., Saag L., Sablin M., Shishlina N., Smrcka W., Soenov V., Szeverenyi V, Toth G., Trifanova S., Varul L., Vicze M., Yepiskoposyan L., Zhitenev V., Orlando L., Sicheritz-Ponten T., Brunak S., Nielsen R., Kristiansen K., Willerslev E. Population genomics of Bronze Age Eurasia. Nature. 2015. Vol. 522, P. 167–172.
  • Введение. Каменные топоры различных типов – клиновидные кремнёвые и каменные (каменные кельты по европейской терминологии), сверлёные топоры и сверлёные топоры-молотки – важная составляющая погребального инвентаря бронзового века (в особенности раннего и среднего) и, помимо этого, частая разновидность так называемых «случайных находок», сделанных рыбаками, фермерами, дачниками, военными поисковиками и т.п. Эти орудия способны служить отличными культурными маркерами. Однако для территории Среднего течения рек Десна и Ипуть, в отличие от лежащих к северу и востоку областей расселения носителей фатьяновской и балановской культур, такие находки почти не систематизированы. Между тем анализ такого корпуса источников способен пролить свет на особенности культурной и этнокультурной динамики региона в бронзовом веке. И здесь играет роль то, что на фоне широко распространенных, как территориально, так и хронологически типов каменных клиновидных и сверлёных топоров (в частности, так называемые «фатьяновские топоры», коротколопастные обушковые топоры общеевропейского типа А), выделяются серии изделий, характерные для иных культур раннего бронзового века и пережиточного неолита Европы. Они, как и фатьяновская, балановская и среднеднепровская культуры, связаны с культурным единством шнуровой керамики, идентифицируемым большинством исследователей с древними индоевропейцами, еще не разделившимися на германские и балтские племена.

    Цель исследования состоит в выявлении и анализе групп топоровидных каменных изделий раннего бронзового века на территории бассейнов среднего течения Десны и Ипути, способных указать на истоки и направление культурных импульсов в регионе.

    Материал и методы исследования. Методологической основой работы являлись сравнительно-типологический и картографический методы исследования. Основной материал представлен случайными находками каменных топоров, и находками, сделанными в ходе археологических раскопок, хранящимися в фондах и экспозициях Государственного Исторического музея (Москва), Брянского государственного краеведческого музея, Мглинского, Суражского, Новозыбковского, Унечского краеведческих музеев (Брянская область РФ), а также в собраниях коллекционеров древностей. Находки сделаны на территории Брянской области и юга Смоленской области РФ. Среди них наиболее интересны:

    1. Клиновидный черешковый топорик Борисово-Лепельского типа. Длина 12,7 см (в том числе черешок 4,5 см), максимальная ширина 5 см, длина лезвия – 4 см, толщина 2,5 см. Серый камень, шлифовка. Место находки – Новозыбковский район, вероятно долина Ипути. Новозыбковский краеведческий музей, экспозиция (Рис.1: 1).

    Рис.1. Каменные топоры раннего бронзового века верхнего Поднепровья и Подвинья.

    1-4 – черешковые топорики борисово-лепельского типа; 5-8 – втульчатые сверленые топоры-молотки. 1-2 – близ г. Новозыбков Брянской обл.; 3-4 – близ г. Сураж Брянской обл.; 5 – курганный могильник Белынец (раскопки В.В. Кропоткина); 6 – р. Десна, г. Десногорск Смоленской обл.; 7 – с. Германавичи Витебской обл.; 8 – близ г. Мглин Брянской обл. 1, 2 – Новозыбковский краеведческий музей; 3, 4 – Суражский краеведческий музей; 5 – Государственный исторический музей, Москва; 8 – Мглинский краеведческий музей; 6-7 – частные коллекции. №7 – без масштаба.

    2. Клиновидный черешковый топорик Борисово-Лепельского типа. Длина 10 см (в том числе черешок 4 см), максимальная ширина 5 см, длина лезвия 4,5 см, толщина 2,6 см. Серый камень. Новозыбковский район, бассейн Ипути. Новозыбковский краеведческий музей, экспозиция (Рис.1: 2).

    3. Клиновидный черешковый топорик Борисово-Лепельского типа. Длина 9 см (в том числе черешок 4 см), максимальная ширина 5 см, толщина 2,5 см. Серый камень. Место находки – Суражский район. Суражский краеведческий музей, экспозиция (Рис.1: 3).

    4. Клиновидный черешковый топорик Борисово-Лепельского типа. Длина 10 см (в том числе черешок 4,8 см), максимальная ширина 5 см, длина лезвия 4 см, толщина 2,5 см. Серый камень. Суражский район. Суражский краеведческий музей, экспозиция (Рис.1: 4).

    5. Сверленый втульчатый топор-молоток с плоской лобной частью. Длина 17,5 см, ширина 6 см, толщина 4,5 см, диаметр проушины 2,3 см. Высота втулки 1 см. Мглинский район. Мглинский краеведческий музей (Рис.1: 8).

    6. Сверленый втульчатый топор-молоток с плоской лобной частью. Длина 15,5 см, ширина 7 см, толщина 4,3 см, диаметр проушины 2,5 см. Высота втулки 1 см. Найден в 3 км от г. Десногорск на р. Десна, Рославльский район Смоленской области. В частном собрании (Рис.1: 6).

    7. Сверленый втульчатый топор-молоток с плоской лобной частью и округлыми щечками. Длина 13 см, ширина 6,5 см, толщина 4 см, диаметр проушины 2,5 см. Высота втулки 0,9 см. Суражский район. Суражский краеведческий музей, экспозиция.

    В качестве сравнительного материала привлекались материалы с территории Беларуси [1, 2, 3], Литвы, Латвии, Эстонии и Северо-Западной и Центральной России [4], .опубликованные в научных работах и в сети Интернет [5, 6, 7]

    Результаты исследования и их обсуждение. Речь пойдет вначале о так называемых каменных клиновидных черешковых топориках Борисово-Лепельского типа (иногда в литературе их называют просто Лепельскими [8, C.256]). По материалу и технике изготовления, черешковые топоры близки к каменным шлифованным клиновидным топорам, являясь развитием этого типа орудий, возникшего, в свою очередь, на Прибалтийских территориях [8, с.256]. Об этом свидетельствуют многочисленные переходные формы, например, из Елгавского музея истории и искусств им. Гедерта Элиаса (Латвия) JVMM II–7 [6]. Само название по городам Борисов и Лепель указывает на территорию их наибольшей концентрации и, соответственно, зону вероятного генезиса. Это ландшафтная провинция Белорусское Поозерье (в широком физико-географическом смысле) с молодым ледниковым рельефом и обилием озёр, часть из которых в настоящее время превратилась в торфяники. Находки черешковых топориков многочисленны в бассейне Западной Двины - Даугавы: в северо-восточной Беларуси (север Минской и Витебская области), на северо-западе Смоленской и крайнем юге Псковской областей РФ, в восточной Литве и юго-восточной Латвии, особенно в округе Даугавпилса. Выявлены находки и в Могилёвской области [3, с.146, Рис.4, 22-27]. Многие относятся к категории случайных находок, но их зона концентрации вполне совпадает с основным ареалом северо-белорусской культуры позднего неолита – раннего и среднего бронзового века [9; 10] (Рис.1).

    Рис.1. Распространение некоторых видов каменных топоров на территории Верхнего Поднепровья и Верхнего течения Западной Двины (Даугавы). 1 – клиновидные черешковые каменные топорики Борисово-Лепельского типа. 2 – каменные сверленые втульчатые топоры-молотки с высокой втулкой (тип Вт1 по Д.А. Крайнову [8]).

    Западней, в Понёманье, в области распространения местной культуры шнуровой керамики, такие топорики представлены лишь тремя экземплярами [2, с.134, Табл.89: 4, 5, 7], а в северной Латвии, Эстонии и на Северо-Западе России они практически отсутствуют [11]. Мизерно их число (и тоже в виде случайных находок) и к востоку – в фатьяновском ареале в Волго-Окском бассейне (согласно подробным сводам Д.А. Крайнова всего по экземпляру в Ярославской, Ивановской и Тверской областях и два в Костромской).

    Лишь на ранних памятниках балановской культуры, близкой к фатьяновским древностям, (средняя Волга, Волго-Камье и нижняя Ока) [12] лепельские топорики представлены относительно небольшой серией. Возможно, что первая волна миграции носителей традиций шнуровой керамики и боевых топоров из Балтийского региона в Поволжье, пройдя сквозь ареал северо-белорусской культуры, вовлекла в движение часть этого автохтонного населения, поначалу отчасти сохранившую прежние традиции. Компактность размещения большинства находок лепельских топориков в нижнем течении Свияги [13, с.80] может косвенно свидетельствовать о том, что мы имеем дело с неким относительно компактным этнокультурным вкраплением.

    В комплексах среднеднепровской культуры черешковые топоры не наблюдаются вовсе, но, как показали данные Я.Г. Риер [3] и наши исследования, в её ареале присутствуют как серия случайных находок. Можно думать, что они попадали сюда напрямую из лежащей непосредственно к северу и северо-западу территории племен северо-белорусской культуры. Свидетельство это межплеменного обмена или военных стычек, сказать пока трудно.

    Конечно, очень сходные по форме и технике топорики распространены в неолите и бронзовом веке Азии от Сибири, Забайкалья и Приморья до Камбоджи включительно, имеются они и у более позднего населения Аргентины (Кунсткамера, МАЭ № 1392-6) и других территорий Нового Света. Это одно из множества свидетельств конвергенции в силу ограниченности технологических приемов. Однако ареал распространения лепельских топориков от Литвы до Среднего Поволжья безусловно един и связан с одним этнокультурным явлением, детали которого еще предстоит уточнить.

    Еще одна группа каменных шлифованных изделий, свидетельствующих о северо-западных культурных импульсах в раннем бронзовом веке в Ипутско-Деснянском регионе – это втульчатые сверлёные топоры – редкие формы в ареалах фатьяновской и среднеднепровской культур [8, c.46-48]. Эти топоры не одинаковы не только по их форме, но и (и это в данном случае главное) по размерам самой втулки. В изученных музейных фондах и опубликованных материалах раскопок курганного могильника Белынец, проводившихся В.В. Кропоткиным и И.И. Артёменко [14] есть несколько топоров со слабовыраженной втулкой (Рис.1: 5), порой представляющей собой лишь небольшой валик вокруг проушного отверстия (как, к примеру, на топорике из погребения Куракин Бор с территории Брянска). Несколько такие же топоров со слабовыраженной втулкой встречены и в виде случайных находок на Десне и на Судости. Однако, такую форму мы, вслед за Д.А. Крайновым [8], считаем остаточной, ставшей последствием влияния изготовителей ранних выразительных втульчатых топоров. Эти топоры с четко оформленной, сильно выступающей втулкой совсем не встречаются в пределах московско-клязьминской и верхневолжской групп фатьяновскпх памятников. Не были они известны и на территории Деснинской группы памятников Среднеднепровской культуры. Д.А. Крайнов указывает на вероятное место зарождения этих ранних форм сверленых топоров на востоке Балтийского региона – на территории современных Латвии, Литвы, юго-запада Эстонии, и северо-запада Беларуси [8, с.56]. Здесь они известны как в виде многочисленных случайных находок, так и на памятниках Висло-Нёманской (Жуцевской) культуры шнуровой керамики. Северней на территории Эстонии, части Северо-Запада России, а также Финляндии и Скандинавии распространен иной основной тип – ладьевидный топор, иногда в изящной переходной форме с втулкой – как архаичной выраженной, так и деградирующей, остаточной. От втульчатых топоров этот тип, по-видимому, и происходит [4, 10].

    Именно потому привлекли наше внимание три типичных ранних втульчатых топора – случайная находка на р. Десна близ г. Десногорск (Рис.1: 6) и из собрания Мглинского (Рис.1: 8) и Суражского краеведческого музеев. Они вполне соответствуют облику аналогичных топоров из основного ареала их распространения (Рис.1:7). Наличие этих находок, во-первых, позволяет наметить возможные пути контактов автохтонного поздненеолитического и энеолитического населения с культурами шнуровой керамики еще до прихода среднеднепровских племён. Во-вторых, находки топоров с сильно выступающей втулкой на верхней Десне и Ипути могут уточнить возможные пути ранней волны миграций, породившей в Среднем Поволжье пласт балановских древностей.

    Что касается классических ладьевидных топоров (обычно с остаточной слабо выступающей формой втулки) – их присутствие на Десне и Ипути также отмечено, хотя и невелико: это в первую очередь курганный могильник Белынец, грунтовый могильник Чернетово и несколько случайных находок в Брянском, Клетнянском районах Брянской области. Нам представляется, что их появление хронологически следует уже за рассмотренными выше черешковыми топориками и втульчатыми сверлеными топорами балтийского типа.

    Выводы. Рассмотренные находки свидетельствуют, что в ранней и средней поре раннего бронзового века, когда территория Среднего Подесенья и среднего течения Ипути только начинала осваиваться носителями среднеднепровской культуры, а возможно и ранее, имели место культурные импульсы, исходящие с территории Балтиийского региона и Северной Беларуси, возможно связанные с ранними миграциями протофатьяновских племён на восток. Под культурными импульсами мы, в свете новейших исследований генома людей бронзового века [15] подразумеваем преимущественно динамичные миграции, а не диффузию идей и традиций.

    Опыт показывает, что детальное изучение коллекций провинциальных музеев, в том числе «случайных находок» может способствовать уточнению наших знаний о распространении древностей различных периодов и ареалов древних племён и культур.


    Библиографическая ссылка

    Чубур А.А., Шафенкова Ю.В. СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ КУЛЬТУРНЫЙ ИМПУЛЬС В РАННЕМ БРОНЗОВОМ ВЕКЕ СРЕДНЕГО ТЕЧЕНИЯ ДЕСНЫ И ИПУТИ // Научное обозрение. Исторические науки. – 2020. – № 1. ;
    URL: https://science-history.ru/ru/article/view?id=94 (дата обращения: 10.08.2022).

    Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
    (Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

    «Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074